Walk Service.
Поиск по сайту 
Отправить e-mail Skype +7 (495) 966-4120
 
Карта сайта
.
.
|Главная  |Новости  |Цены  |Галерея  |Блог  |Отзывы  |Контакты  .

История горы «FreeStyle»

Романтический период

Теплым сентябрьским утром 1989 года, два энтузиаста горнолыжника вышли на обрыв песчаного карьера на окраине города Дзержинский. За их спинами бугрилась и топорщилась свалка строительных отходов, впереди зияла гигантская техногенная яма.

  • Ну, как? – спросил тот, что помоложе.
  • Красота, - вздохнул тот, что постарше.

Помолчали.

  • У меня 400.
  • И у меня 400.

И они скинулись по 400 (в то время месячная зарплата инженера) и наняли работавший неподалеку тяжелый бульдозер Каматсу. Через неделю в обрыве карьера Люберецкого горно-обогатительного комбината была пробита первая горнолыжная трасса.

Это событие произвело должное впечатление на горнолыжную общественность города, и она потянулась к свежевырытой траншее с лопатами ровнять и разглаживать. О, времена, о, нравы! О, воскресники и субботники! О, энтузиазм первых пятилеток! Перед нами светило и переливалось светлое будущее в виде собственной городской горнолыжной трассы.

На стройке горнолыжного коммунизма в те времена работало до двухсот человек. Люди приходили и уходили, оставив в осадке группу особо упертых горожан, для которых все последующие выходные на долгие годы превратились в трудовые будни. А их нежные руки ученых и инженеров постепенно трансформировались в мозолистые лапищи гулаговских страдальцев.

По счастью директором градообразующего оборонного предприятия именно в это время случился Зиновий Пак – членкор и по совместительству заядлый горнолыжник. Он тоже хотел кататься. И по мановению его начальственной руки появился наш первый подъемник. А через год прибыла техника, и началось масштабное строительство. Тысячи кубов земли задвигались в нужных направлениях. Так появился приблизительно тот рельеф, который вы можете наблюдать и сейчас. К слову профиль горы был любовно просчитан автором этих строк на допотопном компьютере БЭСМ-6.

Тем временем взревели танки, перестройка рухнула в демократию и наше народно-горнолыжное движение заметили новые городские власти. Глава города Виктор Иванович Доркин в нас поверил и выделил участок свалки. В 1991 году именно под это дело было создано малое горнолыжное предприятие «Фристайл», учредителями которого стали самые упертые энтузиасты, с наиболее мозолистыми руками.

Борьба за живучесть

Гора рядом с домом это хорошо и даже восхитительно. Вот я, например, до этого пятнадцать лет добросовестно давился в автобусах и электричках с лыжами в обнимку. Ездил в Турист. Четыре часа туда, четыре обратно. А тут, катайся, сколько влезет утром, днем, вечером и даже ночью. Можно для прикола надеть горнолыжные ботинки дома, перейти дорогу и ты уже на горе. Как горнолыжник я был в блаженстве, но как директор…

В первый же сезон обнаружилось, что наша гора совершенно не способна сама себя окупить. Народу полно, все счастливы, все довольны, а платить некому. А как же. Все свои, все работали, все помогали. А дети, так это вообще святое. Какие деньги? Побойтесь Бога! Получилось что-то вроде клуба по интересам.

А ведь гору надо развивать. Вершина узкая, повернуться негде.

Надо бы расширить балконами. Переодеться в тепле хочется? Надо бы теплушку построить. Зимы пошли дохлые, снега кот наплакал. Нужна снежная пушка. А где деньги, господа? Где они, эти желтые кружочки, которые мы все так любим? Выход один – зарабатывать чем-то другим. Но чем? Вот главный вопрос современности.

Тот, кто начинал бизнес в начале 90-х меня поймет. Это отдельная песня, и петь ее на трезвую голову невозможно. Тем более, что здесь дамы… Поэтому пропущу. Короче, построили мы балконы, и теплушку и даже снежную пушку соорудили (почти).

Да, представьте, был такой казус. Сами спроектировали, сами сделали. Али мы не кандидаты, али мы не ракетчики? Была у нас и насосная станция, и компрессорная и трубопроводы. И мы уже совсем готовы были ее запустить, но … гнусные бомжи за три короткие летние ночи виртуозно разобрали всю нашу конструкцию и извлекли из нее весь наличный цветмет. Даже кабель выкопали. Всё пошло прахом. Удар был такой силы и такой подлости, что восстанавливать поруганный снегогенератор мы уже не стали. Тем более что навалилась другая напасть.

Наш силовой кабель попал в зону интенсивного жилищного строительства и его принялись ритмично рвать. Сначала мы честно ругались со строителями, потом охрипли, плюнули и стали ремонтировать кабель сами. За три года мы наложили 18 (восемнадцать) муфт, став крупными специалистами по части муфтоналожения. Мы даже придумали для муфт новый наполнитель, и даже нечувствительно овладели некоторыми паранормальными методами поиска мест обрыва.

И только всё улеглось, как приключилась новая напасть – строительный бум. И на нашу гору начали облизываться строительные же (что характерно) организации.

«Давайте снесем гору. Чего она тут торчит?» - запели они сладкими голосами прямо в уши нашему замечательному мэру.

. «А может и правду снести? Чего она тут торчит?» - неуверенно произнес он.

Но не успел он договорить, как встали, откуда не возьмись, рати горнолыжные, несметные. Палками лыжными ощетинились, ботами тяжелыми топочут, руками машут, слова правильные говорят о спорте, да об отдыхе горожан в свободное от трудов праведных время. Долго ли коротко ли препирались, отстояли гору.

А промеж тех баталий народ городской катался себе спокойно, попивая чаек (и не только) в микроскопической кафешке, открывшейся на вершине горы. Соревнования регулярно проводились. Гора прочно вписалась в городской пейзаж.

Время грандиозных планов

Время шло, страна богатела, соседние горнолыжные центры начали обставляться приличным оборудованием. Наш горнолыжный народ занервничал и тихо запел цоевское: «Мы ждем перемен» Увы, приличное оборудование стоит сотни тысяч долларов, что далеко выходит за рамки нашей скромной, но гордой фирмы. Кредит не возьмешь, ибо не подо что – земля в пользовании, а выкуп нереален из-за цены. Значит, нужны внешние инвестиции. Логично? Да. Вот только никто к нам не бежал, чтобы поскорей вручить плотные серо-зеленые пачки. Горнолыжный бизнес всерьез тогда не воспринимали. Президент был теннисистом. Что делать?

Выход нашел наш замечательный мэр Виктор Доркин. Аквапарк! Да что там аквапарк – парк развлечений!! Да что там парк развлечений – Диснейленд!!! А под это дело и гору обставим. Мы обомлели. Вот это да! И бросились воплощать.

Причем сразу постановили, что американский Диснейленд нам классово чужд, а потому нужно придумать свою, но не менее красивую идею. Пока мы морщили лбы, Доркин притащил в город известного дизайнера и продюсера Бориса Краснова. А тот притащил идею «Изумрудного города». То есть парк развлечений в стиле одноименной сказки. Была презентация, приезжал Сюткин, съездили в Финляндию… Не пошло.

Пришлось нам вторично наморщить лбы и родить грандиозную идею парка развлечений «Стрела времени». То есть, взять и все мировые культуры, нанизать на единую временную ось, в виде «Дороги времени». Масштаб сто метров – сто лет. И место у нас подходящее, поскольку люберецкие карьеры выгнуты дугой в четыре километра. Как раз 4000 лет цивилизации. От Египта до наших дней. Можно и в будущее немного заглянуть. Насыпать на наших озерах фигурные острова, мостики построить, Домики разбросать в стиле эпох и культур, развлекухи соответствующие завести от гладиаторских боев до звездных войн. А заодно придумали совместить всесезонный горнолыжный зал с аквапарком. Назвали комплекс «Зима – лето». Под одной крышей и тропики и зимние покатушки. Энергетически выгодно. Запатентовали.

Идеи понравились. Раззвонили везде, проинформировали губернатора. Ждем инвесторов. Нам много то не надо. Так - пару миллиардов не рублей.

Вдруг звонок с областного правительства. Принимайте шейха арабского. Ура. Приехал. Смотрим. Надо же, действительно шейх из сказки. А на дворе ноябрь, холодно, ветер завывает. Залез он бедняга на нашу горку в пальтишке демисезонном, потоптался болезный, замерз и бегом в мерседес. «Ну, их – думает, наверно, - этих сумасшедших русских». Больше мы его не видели.

Но мы не унываем, работаем дальше, экономику считаем. Посещаемость вычислили - 10 миллионов в год. И вот когда до Доркина эта цифра дошла, он помрачнел. Да ведь эти полчища наш тихий городок сметут и не заметят. Нет! Нам такой хоккей не нужен. Так скончался в утробе парк семейного отдыха «Стрела времени».

Но ничего в нашем мире не пропадает. Через пару лет в Красногорске с подачи губернатора начали строить горнолыжный зал «Снежком» с небольшим аквапарком внутри. А еще через пару лет в калужской области друг моего друга приступил к строительству парка «Экомир» поразительно похожего на нашу «Стрелу времени». Вот так то.

Время реальных перемен

Как только президентом стал горнолыжник, разного ранга начальство рефлекторно метнуло теннисные ракетки на антресоли и дисциплинированно двинулось в горы. Вектор сменился. В моду вошёл Куршавель и как следствие в нашей стране вот уже десять лет продолжается горнолыжный бум. Наши, хронически прозябающие горнолыжные центры, теперь уверенно идут в гору.

Мы тоже пыжились, пыжились и, наконец, выкупили свою горнолыжную землю. И это был качественный скачок. Потому, что из группки энтузиастов, мелко суетящихся на чужой земле, мы превратились во вполне солидных латифундистов. Проще говоря, мы стали кредитоспособны. И нам дали деньги на развитие горы. Сейчас мы ставим новые подъемники, монтируем систему оснежения, строим горнолыжный клуб во французском стиле, купили ратрак. К сезону 11-12 все будет готово. Приезжайте, не пожалеете.

Вот собственно и всё. Дальнейшая история еще не написана. Она делается здесь и сейчас нашими руками и нашими головами. Пожелайте же нам удачи.

Валерий Фоменко


Дополнительные социальные закладки Ещё? | Избранное Избранное ВКонтактеОдноклассники.ruFacebookTwitterGoogleLiveinternetGoogle BuzzLiveJournal